Форум » История » О внешнем виде повстанцев Украины. » Ответить

О внешнем виде повстанцев Украины.

Китаец: Решил сгруппировать то, что под рукой: Р-н восстания атамана Зелёного, р. Днепр (пароход «Козак» Киев–Чернобыль), 7/IV-19 г.: «Шаповала привел человек средних лет, здоровый, одетый в красной военной форме. Как я после узнал, это был главарь банды Клименко». Книга погромов. Погромы на Украине, в Белоруссии и европейской части России в период Гражданской войны 1918–1922 гг.: Сборник докумен-тов./Отв. ред. Л.Б. Милякова. – М.: «Рослан», 2007. – Стр. 96. Р-н восстания атамана Григорьева (повстанческое войско Уманщины атамана Клименко, ранее участвовал в восстании Зелёного), г. Умань Киевской губ., 12/V-19 г.: «…как выражались в Умани, достаточно было «вывернуть козырёк», так как повстанцы вошли в Умань с вывернутыми назад козырьками фуражек, нося их так в качестве повстанческой приметы». Книга погромов. Погромы на Украине, в Белоруссии и европейской части России в период Гражданской войны 1918–1922 гг.: Сборник докумен-тов./Отв. ред. Л.Б. Милякова. – М.: «Рослан», 2007. – Стр. 124. Р-н восстания атамана Григорьева, м. Дубово Киевской губ. (Уманского уезда?), 3/VI-19 г.: «По описаниям видевших его, Казаков – человек лет 30, интеллигентного образца, носящего то плюшевый, то матросский костюм с красной звездой. По некоторым сведениям, он прибыл из Одессы с отрядом, отделившимся от Григорьева. Казаков говорил исключительно на русском языке. Родом он, по указаниям, из села Маньковки. Отряд Казакова был разукрашен красными лентами». «Глазам делегации предстал отряд из 100 чел., одетых в матросские шапки с красными лентами вокруг шапки. При отряде были пулеметы. Часть отряда были конные». «Достойно отметить, что на черных лентах казаковского отряда были вытеснены золотом слова: «Мир хижинам, война дворцам». Книга погромов. Погромы на Украине, в Белоруссии и европейской части России в период Гражданской войны 1918–1922 гг.: Сборник докумен-тов./Отв. ред. Л.Б. Милякова. – М.: «Рослан», 2007. – Стр. 168. Р-н влияния У.Н.Р., м. Ушомир Волынской губ., июль 1919 г.: «Среди крестьян-повстанцев в качестве инструкторов были «соколовцы» с белыми повязками на руках..." Книга погромов. Погромы на Украине, в Белоруссии и европейской части России в период Гражданской войны 1918–1922 гг.: Сборник докумен-тов./Отв. ред. Л.Б. Милякова. – М.: «Рослан», 2007. – Стр. 171. Р-н восстания крестьян Елизаветградского уезда, г. Елизаветград, август 1919 г.: «…были вооружены преимущественно вилами и имели нарукавный отличительный знак: повязки из жгута соломы». Власов А.А. О бронепоездах Добровольческой армии.//Поход на Москву./Сост. В. Волков. – М.: ЗАО Центрополиграф, 2004. – Стр. 451.

Ответов - 34, стр: 1 2 All

культпросветработник: Нашел еще пару примеров. Автор в 1921 году жил на Черниговщине. Однажды ему пришлось участвовать против банды уроженца Волынских Хуторов эсера Рака, которая напала на село Еврейская Бречь. Из-за сосен в меня полетела граната. К моему счастью, бросавший, видимо, второпях плохо вставл запал, он в воздухе выпал из гранаты, и она, ударившись о землю возле меня, не разорвалась. В ответ я выстрелил из винтовки. Бросавший гранату упал. Мы подошли к убитому. Возле него лежал обрез, мое охотничье ружье и патронташ. Одет он был в венгерку. - Смотрите, - сказал кто-то, - да ведь это сам Рак! А.Ковтун. Пути пройденные. Симферополь, 1962. с.64-65 А вот еще. Первая половина 1919 года. В нескольких словах хочу сказать о петлюровщине и махновщине. И те и другие пытались как-то повлиять на партизанское движение на Черниговщине и взять его в свои руки. Особенно это было заметно в отношении партизанской группы, которая действовала на Козелецком направлении под местечком Носовка. Петлюровцы, проникшие в среду партизан, начали с того, что стали агитировать носить стародавнюю казачью одежду. Однажды я заехал в эту группу и увидел в их лагере швейные машинки, которые быстро крутились: на них шили эту одежду. Но самое главное, петлюровцы агитировали за "самостийную Украину", против Советской власти. Н.И.Точеный. Партизанская рать// Героическое подполье. В тылу деникинской армии. М., Политиздат, 1976. с.406 Петлюровская банда, в общем. При отступлении красных пыталась сбросить с рельс бронепоезд.

культпросветработник: Не совсем повстанцы, конечно... Сообщение штаба главнокомандующего южными армиями от 9 апреля 1918 г. Харьков был занят немцами 8 апреля. К полудню немцев встречали белогвардейцы, имевшие на руках повязки с буквами "Г.С." Прим.ред: Очевидно, "городская самоохрана". Разгром немецких захватчиков в 1918 г. М., 1943. с.189.

Ратник: Николай,как только тебе такие редкости выискивать удается?Бывает солидное издание перелопатишь-ничего,а ты с завидной регулярностью что-то новое выдаешь.Браво!

культпросветработник: А секрет прост. Приходишь в библиотеку по выходным, выписываешь в ящичках "Гражданская война и военная интервенция в России" все, что понравится по названию, и читаешь. Или хотя бы пролистываешь. За день так можно книги две, три, иногда и четыре просмотреть.

Краском: "Швыряя в небо клубы пара, промчался паровоз, волоча открытые платформы вперемежку с теплушками. То, что пронеслось мимо нас на платформах, показалось мне горячечным бредом. Я видел хохочущие рожи парней, увешанных оружием – кривыми шашками, морскими палашами, кинжалами с серебряным набором, кольтами, винтовками и парусиновыми патронташами. На папахах, кубанках, кепках, котелках и ушанках мотались от ветра огромные черно-красные банты. Самый большой бант я заметил на измятом цилиндре. Владелец его в обрезанной для удобства дохе стрелял в воздух, – очевидно, салютовал затаившей дыхание от ужаса станции Помошной. У одного из махновцев ветром снесло соломенное канотье. Канотье долго каталось кругами по перрону и наконец легло почти у самых ног дежурного. У этого канотье был легкомысленный вид, несмотря на зловещий черный бант. Должно быть, эта шляпа – мечта провинциальных ловеласов – еще недавно прикрывала напомаженный пробор какого-нибудь парикмахера. Возможно, владелец ее поплатился жизнью за свою страсть к франтовству. Потом пронесся худой горбоносый матрос с длинной, как у жирафа, шеей, в разорванном до пупа тельнике. Очевидно, тельник был разорван нарочно, чтобы всем была видна пышная и устрашающая татуировка на груди матроса. Я не успел ее рассмотреть. Помню только путаницу женских ног, сердец, кинжалов и змей. Сизый пороховой рисунок татуировки был сдобрен розовой, как земляничный сок, краской. Если у татуировок бывает стиль, то это был стиль «рококо». Потом пролетел толстый грузин, в зеленых бархатных галифе, с дамским боа на шее. Он стоял, балансируя, на тачанке, и мы увидели рядом с ним два пулеметных дула, направленных прямо на нас. [...] После пьяного белобрысого парня в эпитрахили, державшего в руках жареного гуся, торжественно пронесся убеленный маститой сединой старец в гимназической фуражке с выломанным гербом. Он держал в руке казацкую пику с привязанной к ней распоротой черной юбкой. На юбке белой краской было нарисовано восходящее солнце. [...] Первый эшелон прошел, и тотчас за ним ворвался второй. Лес оглобель от тачанок, поднятых кверху, подпрыгивал и качался от хода вагонов. Косматые кони стояли в профиль в теплушках, мотая головами. Лошади были покрыты вместо попон еврейскими молитвенными покрывалами – талесами. Свесив ноги, сидели ездовые. Мелькали желтые сапоги, бурки, валенки, зашнурованные до колен ботинки, серебряные шпоры, гусарские сапожки с офицерской кокардой на голенище, болотные бахилы, оранжевые туфли с пузырями на носках, красные и заскорузлые босые ноги, обмотки, вырезанные из красного плюша и зеленого бильярдного сукна. [...] поезд не остановился. Он плавно и медленно шел мимо вокзала, и мы увидели открытую платформу. На ней ничего не было, кроме роскошного лакированного ландо с золочеными княжескими гербами на дверцах. Одна из оглобель у ландо была поднята вверх, и на ней развевался черный флаг с надписью: «Анархия – мать порядка!» По всем четырем углам платформы сидели около пулеметов махновцы в английских табачных шинелях. На заднем сиденье из красной сафьяновой кожи полулежал в ландо щуплый маленький человек в черной шляпе и расстегнутом казакине, с зеленым землистым лицом. Он положил ноги на козлы, и вся его поза выражала лень и томный сытый покой. В опущенной руке человек этот держал маузер и поигрывал им, слегка подбрасывая его и ловя на лету. Я увидел лицо этого человека, и тошнота отвращения подкатила к горлу. Мокрая челка свисала на узкий сморщенный лоб. В глазах его – злых и одновременно пустых, глазах хорька и параноика – поблескивала яростная злоба. Визгливое бешенство, очевидно, не затихало в этом человеке никогда, даже и теперь, несмотря на его вальяжную и спокойную позу. Это был Нестор Махно." Константин Паустовский "Повесть о жизни"

культпросветработник: Да, красиво... Жаль, что записные книжки писателя зафиксировали только испорченные бандами рельсы. Да и оказаться в описываемый период Махно на этой станции было весьма затрудительно.

Китаец: Китаец пишет: Р-н восстания атамана Григорьева, м. Боярка Звенигородского уезда Киевской губ., 15/VI-19 г.: «…явилась банда Казакова–Попова, замас. революционные одежды, красн. знаки…». Книга погромов. Погромы на Украине, в Белоруссии и европейской части России в период Гражданской войны 1918–1922 гг.: Сборник докумен-тов./Отв. ред. Л.Б. Милякова. – М.: «Рослан», 2007. – Стр. 416. Отлично рифмуется: "Тем временем гор. Ананьев был занят бандой Казакова. Вызванный по телефону наштабригом наш полк немедленно отправился на ликвидацию этой банды. Со ст. Черепкова, что в 9-ти верстах от Ананьева, полк пошел в наступление и кажется на 6-й или 7-й версте нами уже был захвачен в плен кавалерийский раз'езд банды Казакова в количестве 20 человек. Одеты они были различно. На фуражках красные ленточки". История 45-ой Волынской краснознамённой стрелковой дивизии. Т. 1: Боевой период. – К.: Политотдел 45-й стрелковой дивизии, 1929. - стр. 23.

культпросветрабочий: Банда не банда... Елисаветград, 1919 г. Как-то городе появился значительный вооруженный отряд. В революционном комитете знали, что он входит в состав Красной Армии, действовавшей против гайдамаков. Руководила им Мария Никифорова. Вид у нее и ее бойцов был, мягко говоря, несколько необычен. Конечно, в то время не все обеспечивались обмундированием, но "форма" у прибывших как бы подчеркивала их пренебрежение к порядку. Были здесь и офицерские френчи, накрест опоясанные пулеметными лентами, и лихо заломленные бараньи шапки. Кое-кто щеголял в до блеска начищенных добротных сапогах, за голенищами которых поблескивали черкесские ножи. Из-под расстегнутых солдатских и офицерских шинелей виднелись штатские пиджаки и крестьянские сорочки. Под стать своему "войску" была и Никифорова. И.К.Матусевич. Пост №26. Киев, 1989. С. 44-45

Китаец: культпросветрабочий, неужели ещё не придумали, куда опусы о Никифоровой числить?

культпросветрабочий: А что особенного в данном "опусе"? По-моему, вполне правдоподобно.

Китаец: На каждый факт биографии Никифоровой - не менее трёх версий. каждая по своему правдоподобна, но верна либо одна, либо вообще все известные версии ложные, а правды мы не знаем. Такая личность... Срамно сказать, не известно даже Мария она, или Владимир...

культпросветрабочий: Целью настоящей работы является введение в широкий научный оборот части рукописи Андрея Ивановича Криштопы, который был непосредственным участником ликвидации «банды Совы». *** Фигурантами второго эпизода являются уже не крестьяне, боровшиеся с продотрядами, а, по всей видимости, остатки какой-то белогвардейской части. В 1920 г. председатель уездного Военно-революционного совета Лазарев вызвал А.И. Криштопу, возглавлявшего отдел юстиции, и поручил поехать в составе комиссии из троих человек на переговоры в отряд Совы, который незадолго перед этим сжёг Лебедяжевский сахарный завод. Суть переговоров заключалась в предложении советской власти сложить оружие взамен на полную амнистию. Помимо А.И. Криштопы, в комиссию вошли командир охранной роты [Р.А.] Курочка и следователь Змиевского ЧК Бреславцев. Отряд дислоцировался в с. Лебяжье Чугуевского уезда. Автор рукописи сообщает: «…Самого Совы мы в Лебяжьем не видели (он был на очередной “операции” в Волчанском уезде). Замещал же Сову в Лебяжьем “комендант” Кондратенко. С ним я и повёл переговоры, которые были отложены, к нашей большой досаде, до следующего утра. <…> Наконец настало долгожданное утро. Нам принесли чай, много сахара, варёное мясо и очень хороший пшеничный хлеб. <…> Спустя минут двадцать явился “комендант” и предложил нам всем идти в “казармы”. <…> По пути в казарму “комендант” всё-таки сказал, что “хлопці хочуть вас бачити и послухати все те, що ви мені вчора говорили”». Дальнейшее описание подтверждает нашу догадку об этом формировании, как об остатке частей регулярной армии. «В казарме было человек до пятидесяти кавалеристов вооружённых и одетых в разноцветные мундиры и брюки формы царских гусар и драгун». Вероятно, это были гусары Ингерманландского полка, упоминаемые в числе частей Добровольческой армии, наступавших в июне 1919 г. на белгородском направлении. Ещё с XIX в. на территории Змиевского уезда была расквартирована 10-я кавалерийская дивизия (штаб в г. Чугуеве). В состав её входил и 10-й гусарский Ингерманландский Великого Герцога Саксен-Веймарнского полк, возрождённый позднее в Вооружённых Силах Юга России. Кавалеристы сначала попросили прибывших рассказать о новостях и последних событиях, а затем выслушали предложение парламентёров. После бурных обсуждений за закрытыми дверями кавалеристы приняли предложение советской власти и решили служить в Красной Армии, что и было осуществлено. Позднее был помилован и также поступил на службу сам Сова. Ю.А.Бутенко. Борьба с антисоветскими вооруженными формированиями на территории Змиевского и Чугуевского уездов Харьковской губернии в 1920-1921 гг. (по рукописи А.И. Криштопы)Военно-исторические исследования в Поволжье Т.10. Саратов, 2014. С.247-248. Поблагодарю Ратника за присланную статью.

Китаец: культпросветрабочий, благодарю!

культпросветрабочий: http://www.dk1868.ru/history/FARF_KOK.htm Вот зачернели станционные постройки, вырос в степи, семафор. Это Бурчатск. После Бурчатска будет Пришиб, потом какая-то станция с немецким названием. А дальше Федоровка и телефонный звонок в Токмак. По вокзалу бродят пленные. Железнодорожников нет. В зале третьего класса разбиты окна, и на полу замерзшие кровяные лужи. Кто-то объясняет что дня два тому назад нагрянули махновцы и через окна начали стрелять в освещенную залу, приняв пленных за отряд самозащиты немецких колонистов. У пленных светло-желтая повязка на черном рукаве, а колонисты большей частью в черных пальто и носят белую повязку.



полная версия страницы