Форум » Персоналии » В.М. Чернецов » Ответить

В.М. Чернецов

Котовец: Донской партизан ПОЛКОВНИК В.М.ЧЕРНЕЦОВ В.М. Чернецов выступил на Великую Войну в чине Сотника и сразу же выделился своей отвагой, безстрашием и как лучший офицер-разведчик в 4-ой Донской Казачьей Дивизии, в состав коей входил 26 Дон. Каз. Полк, в котором он служил. Он был трижды ранен и первую рану он получил в самом начале войны. Когда в 1915 году формировались из состава Кавалерийских и Казачьих дивизий Партизанские отряды, Сотник Чернецов был поставлен во главе Отряда 4-ой Донской Казачьей Дивизии. Начальство не ошиблось, ибо этот Партизанский Отряд рядом блестящих дел покрыл славою и себя и своего молодого начальника. Но совершенно исключительного порядка славу Есаул Чернецов приобрел в дни БЕЛОЙ БОРЬБЫ на Дону. На протяжении двух месяцев своей кипучей боевой деятельности, он являлся в буквальном смысле слова "каретой скорой помощи", ибо успевал ликвидировать неустойки на Донском Фронте, побывав со своими знаменитыми чернецовцами во всех районах борьбы. Он явился родоначальником белых партизанских отрядов. В историю Дона он вошел самой яркой фигурой в ряду ДОНСКИХ БЕЛЫХ БОГАТЫРЕЙ. Его смерть, от предательской руки, в неравном бою 22 января 1918 года, оказала несомненно влияние на думы Атамана-Генерала Каледина, приведшие его к самоубийству. С гибелью этого безстрашного и безподобного Донского Партизана, отлетела как бы душа боевого счастья Донского Казачества, и через двадцать дней закончилось первое сопротивление Дона в Первый Период Белой Борьбы. С.В. Денисов. Белая Россия.

Ответов - 5

Котовец: Чернецов Василий Михайлович (1880-21.01.1918) Есаул (1917). Полковник (03.01.1918). Окончил Новочеркасское казачье юнкерское училище (1909). Участник Первой Мировой войны: командир Сводной партизанской сотни 4-й Донской казачьей дивизии (1917); ранен 01.1917. После выздоровления — комендант Макеевских рудников, 03—11.1917. В Белом движении: сформировал партизанский отряд для борьбы против совдепии; отряд сформирован в основном из офицеров-добровольцев и молодежи, 11.1917. В декабре 1917 совершил карательную операцию против большевиков на Макеевских рудниках. Переформировал отряд, захватил станцию Дебальцево. Отозван в Добровольческую армию для защиты Новочеркасска; командир отряда Добровольческой армии в районе Лихая — Каменская; 12.1917 — 01.1918. В районе станицы Глубокой захвачен в плен (21.01.1918) и зарублен лично председателем Донского казачьего Военно-революционного комитета подхорунжим Подтелковым Ф.Г. Использованы материалы кн.: Валерий Клавинг, Гражданская война в России: Белые армии. Военно-историческая библиотека. М., 2003. -------------------------------------------------------------------------------- Первый партизан Василий Михайлович Чернецов родился в 1890 г., происходил из казаков станицы Усть-Белокалитвенской Области Войска Донского. Сын ветеринарного фельдшера. Образование получал в Каменском реальном училище, в 1909 г. закончил Новочеркасское казачье училище. На Великую войну вышел в чине сотника, в составе 26-го Донского казачьего полка (4-ая Донская казачья дивизия). Выделялся отвагой и бесстрашием, был лучшим офице-ром-разведчиком дивизии, трижды ранен в боях. В 1915 году В.М. Чернецов возглавил партизанский отряд 4-ой Дон-ской казачьей дивизии. И отряд этот рядом блестящих дел покрыл неувядаемой славой себя и своего молодого коман-дира. За воинскую доблесть и боевое отличие Чернецов был произведен в подъесаулы и есаулы, награжден многими орденами, получил Георгиевское оружие, был трижды ранен. Однако главное дело жизни «донского Ивана Царевича» было еще впереди... Для сопротивления захватившим власть большевикам, не признавший власть Советов Донской Атаман А.М.Каледин рассчитывал на донские казачьи дивизии, из которых планировалось выделить здоровое ядро, до их же прибытия основная тяжесть борьбы должна была лечь на импровизированные отряды, формировавшиеся, главным образом, из учащейся молодежи. «Идеалистически настроенная, действенная, учащаяся молодежь – студенты, гимназисты, кадеты, реалисты, семинаристы, - оставив школьную скамью, взялись за оружие – часто против воли родителей и тайно от них – спасать погибавший Дон, его свободу, его «вольность». Самым активным организатором партизан и стал есаул В.М.Чернецов. Отряд был сформирован 30 ноября 1918 г. Довольно скоро партизанский отряд есаула В.М.Чернецова получил прозвище донской «кареты скорой помощи»: чернецовцы перебрасывались с фронта на фронт исколесив всю Область Войска Донского, неизменно отбивая накатывавшиеся на Дон большевистские орды. Отряд В.М.Чернецова был едва ли не единственной действующей силой Атамана А.М.Каледина. В конце ноября, на собрании офицеров в Новочеркасске, молодой есаул обратился к ним со следующими словами: «Я пойду драться с большевиками, и если меня убьют или повесят „товарищи", я буду знать, за что; но за что они вздернут вас, когда придут?». Но большая часть слушателей осталась глуха к этому призыву: из присутствовавших около 800 офицеров записались сразу... 27. В.М.Чернецов возмутился: «Всех вас я согнул бы в бараний рог, и первое, что сделал бы,– лишил содержания. Позор!» Эта горячая речь нашла отклик – записалось еще 115 человек. Однако на следующий день, на фронт к станции Лихая отправилось только 30 человек, остальные «распылились». Маленький партизанский отряд В.М.Чернецова составили, преимущественно, ученики средних учебных заведений: кадеты, гимназисты, реалисты и семинаристы. 30 ноября 1917 года чернецовский отряд убыл из Новочеркасска в север-ном направлении. На протяжении полутора месяцев партизаны Чернецова действуют на воронежском направлении, одновременно с этим выделяя силы на поддержание порядка внутри Донской области. Уже тогда, его партизаны, обожавшие своего командира начинают писать о нем стихи и слагать легенды. «На станции Дебальцево, по пути в Макеевку, паровоз и пять вагонов Чернецовского отряда были задержаны большевиками. Есаул Чернецов, выйдя из вагона, встретился лицом к лицу с членом военно-революционного комитета. Солдатская шинель, барашковая шапка, за спиной винтовка – штыком вниз. «Есаул Чернецов?» «Да, а ты кто?» «Я – член военно-революционного комитета, прошу на меня не тыкать». «Солдат?» «Да». «Руки по швам! Смирно, когда говоришь с есаулом!» Член военно-революционного комитета вытянул руки по швам и испуганно смотрел на есаула. Два его спутника – понурые серые фигуры – потянулись назад, подальше от есаула… «Ты задержал мой поезд?» «Я…» «Чтобы через четверть часа поезд пошел дальше!» «Слушаюсь!» Не через четверть часа, а через пять минут поезд отошел от станции». Говоря о составе отряда В.М.Чернецова участник тех событий отмечал: «…я не ошибусь, наметив в юных соратниках Чернецова три общие черты: абсолютное отсутствие политики, великая жажда подвига и очень развитое сознание, что они, еще вчера сидевшие на школьной скамье, сегодня встали на защиту своих внезапно ставших беспомощными старших братьев, отцов и учителей. И сколько слез, просьб и угроз приходилось преодолевать партизанам в своих семьях, прежде чем выйти на влекущий их путь подвига под окнами родного дома!» И все же это были дети и юноши, учащаяся молодежь, в абсолютном своем большинстве незнакомая с военным ремеслом и не втянутая в тяжелую «походную» жизнь. Практически это был резкий переход от страниц Майн-Рида в реальный холод, грязь и под пули противника. Во многом именно юношеская восторженность и непонимание опасности способствовали бесшабашности чернецовских партизан, хотя, когда неизбежные элементы «настоящей» и «взрослой» военной службы приводили порой к комическим историям. Вспоминает один из чернецовских партизан, которому тогда было 16 лет: «…Моя группа из 24 человек была направлена в предместье Новочеркасска – Хотунок. Нас разместили в бараках, откуда накануне были высланы «домой» большевистски настроенные солдаты (272-го и 273-го запасных пехотных полков – А.М.). Ночь выдалась очень темной, и освещения в районе бараков не было. Меня с приятелем поставили часовыми – охранять сон наших воинов. Около полуночи наше внимание привлек какой-то подозрительный шум. Он то стихал, то раздавался вновь. Нам слышалось тяжкое дыхание притаившегося врага, его возня была уже совсем близко от бараков. Нервы наши не выдержали, и для храбрости мы выстрелили. Из бараков выскочили с винтовками наши боевые друзья, готовые немедленно занять оборону. «Что случилось?» - спрашивали нас. После нашего объяснения начались поиски «врага». И вот свет многочисленных фонариков высветил мирно пасущуюся невдалеке от бараков корову». Отряд имел переменную, «плавающую» численность и структуру. В последний свой поход из Новочеркасска В.М.Чернецов выступил уже со «своей» артиллерией: 12 января 1918 г. из Добровольческой армии ему были переданы артиллерийский взвод (два орудия), пулеметная команда и команда разведчиков Юнкерской батареи, под общим командованием подполковника Д.Т.Миончинского. 15 января 1918 г. В.М.Чернецов двинулся на север. Его отряд занимает станцию Зверево, затем Лихую. По поступившим данным, красные захватывают Зверево, отрезая отряд от Новочеркасска, к счастью, это был только налет и красные там не задержались. Передав оборону Зверево офицерской роте, В. М. Чернецов концентрирует свой отряд для обороны Лихой, представлявшей собой важный железнодорожный узел на скрещивании двух линий: Миллерово – Новочеркасск и Царицын – Первозвановка. К этому моменту в отряде 27-летнего есаула 3 сотни: первая – под командой поручика Василия Курочкина, вторая – есаула Брылкина (находилась в отделе, охраняя линию Зверево – Новочеркасск и третья – штаб-ротмистра Иноземцева. Способный только наступать В.М.Чернецов решает захватить станцию и станицу Каменскую, следующую по пути на север от Лихой. У разъезда Северо-Донецкий чернецовцы встретились с противником. Боевые действия еще чередуются с переговорами и парламентеры с красной стороны предлагают разойтись. Неприятным сюрпризом тут явилось то, что против партизан вместе с красногвардейцами действуют и казаки, правда, составлявшие левый фланг противника станичники сообщили, что стрелять не будут. Прибывший лично к месту переговоров Чернецов приказал открыть огонь. Особого ожесточения не было: когда партизаны приблизились на 800 шагов красные стали отступать, казаки в бою фактически не участвовали, а 12-я Донская казачья батарея, хоть и вела огонь по партизанам, но шрапнель специально ставилась на высокий разрыв и вреда практически не причиняла. Утром чернецовцы без боя заняли оставленную красными Каменскую. Казачье население встретило их весьма дружелюбно, молодежь записывалась в отряд (из учащихся станицы Каменской была образована 4-ая сотня), бывшие в станице офицеры сформировали дружину, дамским кружком на вокзале был устроен питательный пункт. Спустя три часа партизаны, с двумя орудиями бросились назад: офицерская рота была выбита с Лихой, путь к Новочеркасску отрезан, противник – в тылу. Вместо похода на Глубокую пришлось опять обращаться назад. Бой был удачен: захвачен вагон со снарядами, 12 пулеметов, противник потерял более ста человек только убитыми. Но также велики были и потери партизан, был ранен «правая рука» Чернецова – поручик Курочкин. 20 января, из станицы Каменской, куда вернулись партизаны, начался последний поход уже полковника Чернецова (за взятие Лихой он был произведен «через чин» Атаманом А.М.Калединым). По плану, В.М.Чернецов с сотней своих партизан, офицерским взводом и одним орудием должен был обойти Глубокую, а две сотни с оставшимся орудием штабс-капитана Шперлинга под общей командой Романа Лазарева должны были ударить в лоб. Планировалась одновременная атака с фронта и тыла, причем обходная колонна должна была разобрать железнодорожный путь, перерезав, таким образом, пути отхода. Молодой начальник переоценил силы свои и своих партизан: вместо выхода к месту атаки в полдень заплутавшие в степи партизаны вышли на рубеж атаки только к вечеру. Первый опыт отрыва от железной дороги вышел комом. Однако не привыкший останавливаться Чернецов решил, не дожидаясь утра, атаковать сходу. «Партизаны, как всегда, шли в рост,- вспоминал один из чернецовцев,- дошли до штыкового удара, ворвались на станцию, но их оказалось мало – с юга, со стороны Каменской, никто их не поддержал, атака захлебнулась; все три пулемета заклинились, наступила реакция – партизаны стали вчерашними детьми». Орудие также вышло из строя. В темноте вокруг В.М.Чернецова собралось около 60 партизан из полутора сотен атаковавших Глубокую. Переночевав на окраине поселка и исправив орудие чернецовцы, голодные и почти без патронов, стали отступать на Каменскую. Тут Василий Михайлович допустил роковую ошибку: желая испробовать исправленное орудие, он приказал дать несколько выстрелов по окраине Глубокой, где собирались красногвардейцы. Командовавший артиллеристами подполковник Миончинский предупреждал, что тем самым он рассекретит присутствие партизан и уйти от казачьей конницы будет затруднительно. Но… снаряды легли хорошо и под радостные возгласы партизан орудие выпустило еще десяток снарядов, после чего отряд двинулся в обратный путь. Через некоторое время путь отступления оказался перерезан конной массой. Это были казаки войскового старшины Голубова. Чернецов решил принять бой. Три десятка партизан при одном орудии приняли бой против пяти сотен конницы, орудия бывшей Лейб-гвардии 6-й Донской казачьей батареи открыли огонь. Стрелявшая без офицеров батарея показала отличную гвардейскую выучку. В последнем, предсмертном, призыве 28 января 1918 года Атаман А.М.Каледин отметит: «…наши казачьи полки, расположенные в Донецком округе (10-й, 27-й, 44-й Донские казачьи и Л.-гв. 6-я Донская казачья батарея – А.М.), подняли мятеж и в союзе со вторгнувшимися в Донецкий округ бандами красной гвардии и солдатами напали на отряд полковника Чернецова, направленный против красногвардейцев, и частью его уничтожили, после чего большинство полков – участников этого подлого и гнусного дела – рассеялись по хуторам, бросив свою артиллерию и разграбив полковые денежные суммы, лошадей и имущество». Превратившееся в тяжелую обузу орудие чернецовцы испортили и сбросили в овраг, его командир с ездовыми и частью номеров, севших верхом по приказу Чернецова проскочили верхами к Каменской. Собравшиеся вокруг полковника В.М.Чернецова партизаны и юнкера-артиллеристы залпами отражали атаки казачьей конницы. «Полковник Чернецов громко поздравил всех с производством в прапорщики. Ответом было немногочисленное, но громкое «Ура!». Но казаки, оправившись, не оставляя мысли смять нас и расправиться с партизанами за их нахальство, повели вторую атаку. Повторилось то же самое. Полковник Чернецов опять поздравил нас с производством, но в подпоручики. Снова последовало «Ура!». Казаки пошли в третий раз, видимо решив довести атаку до конца, полковник Чернецов подпустил атакующих так близко, что казалось, что уже поздно стрелять и что момент упущен, как в этот момент раздалось громкое и ясное «Пли!». Грянул дружный залп, затем другой, третий, и казаки, не выдержав, в смятении повернули обратно, оставив раненых и убитых. Полковник Чернецов поздравил всех с производством в поручики, опять грянуло «Ура!» и, партизаны к которым успели подойти многие из отставших, стали переходить на другую сторону оврага, для отхода далее». И в этот момент В.М.Чернецов был ранен в ногу. Не имея возможности спасти своего обожаемого начальника, юные партизаны решили умереть вместе с ним и залегли кругом с радиусом в 20-30 шагов, в центре – раненый В.М.Чернецов . Тут последовало предложение… о перемирии. Партизаны сложили оружие, передние казаки тоже, но нахлынувшие сзади массы быстро превратили чернецовцев из «братьев» в пленных. Послышались призывы: «Бей их, под пулемет всех их…» Партизан раздели и погнали в одном белье по направлению к Глубокой. Бывший войсковой старшина Николай Голубов, метивший в донские атаманы, глава революционной казачьей силы хотел предстать перед поверженным врагом в лучшем свете, «чтобы Чернецов и мы видели не разнузданность, а строевые части. Он обернулся назад и зычно крикнул: «Командиры полков – ко мне!». Два урядника, нахлестнув лошадей, а по дороге и партизан, вылетели вперед. Голубов им строго приказал: «Идти в колонне по шести. Людям не сметь покидать строя. Командирам сотен идти на своих местах!». Поступило известие о том, что чернецовцы со стороны Каменской продолжают наступление. Угрожая всем пленным смертью, Голубов заставил Чернецова написать приказание об остановке наступления. И развернул свои полки в сторону наступавших, оставив с пленными небольшой конвой. Воспользовавшись моментом (приближение трех всадников), Чернецов ударил в грудь председателя Донревкома Подтелкова и закричал: «Ура! Это наши!». С криком «Ура! Генерал Чернецов!» партизаны бросились врассыпную, растерявшийся конвой дал возможность некоторым спастись. Раненый Чернецов ускакал в свою родную станицу, где был выдан кем-то из одностаничников и захвачен на следующий день Подтелковым. «По дороге Подтелков издевался над Чернецовым – Чернецов молчал. Когда же Подтелков ударил его плетью, Чернецов выхватил из внутреннего кармана своего полушубка маленький браунинг и в упор… щелкнул в Подтелкова, в стволе пистолета патрона не было – Чернецов забыл об этом, не подав патрона из обоймы. Подтелков выхватил шашку, рубанул его по лицу, и через пять минут казаки ехали дальше, оставив в степи изрубленный труп Чернецова. Голубов будто бы, узнав о гибели Чернецова, набросился с ругательствами на Подтелкова и даже заплакал…». А остатки Чернецовского отряда ушли 9 февраля 1918 года с Добровольческой Армией в 1-й Кубанский (Ледяной) поход, влившись в ряды Партизанского полка. А. В. Марыняк. «Первые начавшие»: В.М.Чернецов и партизаны-чернецовцы. Перепечатывается с адреса: http://www.bfrz.ru /news/kazaki_traged_31_01_2005/mariniak _dokl.htm

Внук шахтера: Историко-краеведческий очерк “Макеевка” М.Я Запорожец. издательство “Донбасс” 1978 г. Донецк. Стр.75-77 Враги упорно добивались осуществления своих кровавых замыслов, пытаясь продвигаться на Дебальцево, а затем Харьков и Москву. Но на этом пути они встретили упорное сопротивление трудящихся Донбасса. 27 декабря 1917 года Чернецов обрушил удар на Ясиновский рудник, с рабочими которого у него были старые счеты: они не выполняли приказов Каледина, создали крепкие отряды Красной гвардии, которые не один раз разоружали казачьи эшелоны. Каледин требовал сдать оружие, а организаторов вооружения – большевиков И. Вишнякова, А. Соколова, П. Ляликова – судить. Ясиновцы единогласно решили оружие не сдавать и руководителей не выдавать, а в случае насилия дать отпор. Решение это было написано на оборотной стороне одного из приказов Каледина. После этого Каледин приказал Чернецову “уничтожить красное гнездо мятежников”. Оборона Ясиновского рудника – одна из самых ярких, героических страниц в истории революционной борьбы рабочих Донбасса за укрепление Советской власти. 28 декабря 1917 года на рассвете казаки начали наступление на рудник с трех сторон: от Дебальцева, Ханженкова, Зуевки. Целый день шел неравный бой, тревожно ревел хрипловатый шахтерский гудок, призывая на помощь углекопов с других рудников. Были тут шахтеры из Горловки и Енакиева. Вскоре терриконы, бугры и балки, каждый домик заговорили свинцом. В бой вступали целые семьи: шестеро братьев Третьяковых – Евдоким, Григорий, Андрей, Федор, Павел и Анатолий, братья Бугорские, Куценко, Морозовы, Сухоруковы… Белоказачьи цепи дрогнули и откатились. Но на следующую ночь белоказаки прорвались в центр поселка. Снова не стихал гудок, все яростнее и жарче гремела схватка. Старый камеронщик Белоглазов, выполняя указание штаба, прикрепил к шахтной трубе Красное знамя с наскоро написанными словами: “Умрем за коммуну ! ” И тут же вражеская пуля оборвала его жизнь. На терриконе шахты № 7 красногвардейцы установили старенький пулемет. И он забил по атакующим сотням. Неизвестным осталось имя шахтера – пулеметчика. Но он расписался своим “максимом”, оставив на снегу около ста белогвардейцев. Немало уничтожили врагов и рабочие И. Звягин, Д. Сажин, которые отбили броневик и носились на нем, пока не вышел весь бензин. Женщины сражались рядом с мужьями. Н. Вишнякова, Г. Залмаева, Д. Лобова, К. Баркар, мать и дочь Крюковы подносили под обстрелом патроны, воду, пищу… Пожилой шахтерский врач А.А. Агишевский вывесил из окна рудничной больницы красный флаг и вместе с медсестрой помогал раненым бойцам. Но сопротивление ослабевало. Не стало патронов, горючего. Шахтер-пулеметчик был убит. Кто умеет обращаться с пулеметом?! Закричал командир отряда И. Самойлов. Какой-то человек в форме венгерского солдата побежал к пулемету и через минуту уже вел огонь. Это венгр Йожеф, - сказал кто-то Самойлову. Когда патроны кончились и пулемет умолк, смертельно раненый Йожеф поднялся и выкрикнул, глядя на подбегающих калединцев: Пусть живет наша революция! К утру 31 декабря шахтеры были совсем обессилены, а Чернецов получил новое подкрепление – несколько сот казаков и два орудия. Озверевшие калединцы выпустили по руднику 72 орудийных снаряда и захватили его. Началась неслыханная расправа над мирным населением. Пьяные бандиты врывались в квартиры рабочих, убивали мужчин, грабили. Во время боя многие женщины с детьми прятались в шурфе шахты № 7. Там было душно, не было воды, дети изнемогали. Как только утихли выстрелы, женщины начали выходить из шахты, но тут их поджидали казаки. Они в упор растреляли трех женщин и пятерых маленьких детей, некоторых живыми бросили в ствол шахты. А ночью 31 декабря 1917 года калединцы согнали оставшихся в живых рабочих и военнопленных на площадь у церкви. Окружив толпу кольцом, приказали: “Большевикам, красногвардейцам и русским выйти на три шага вперед”. Но в рядах никто не шевельнулся. Чернецов грозно повторил приказание, и тогда защитники всей шеренгой, как стояли, плечом к плечу, шагнули вперед. Но старый горняк большевик Гуреев попросил разрешения перед смертью сказать слово. Выйдя вперед, он гордо поднял голову и начал петь рабочую “Марсельезу”, созданную тут же на руднике. Песню заглушили выстрелы. Казаки схватили каждого четвертого и угнали в Липовую балку. На рассвете под первое января 1918 года они расстреляли семьдесят три шахтера и сорок пять военнопленных. Только троим, упавшим раньше выстрелов, М. Яценко, И. Морозу и М. Скворцову, удалось спастись. 118 погибших героев народ назвал коммунарами. Заняв рудник, Чернецов приказал снять шахтный гудок и бросить его в реку. Этот гудок был как бы горняцким набатом. По его зову, они шли на труд и в бой. Ночью чья-то рука вновь восстановила гудок, и вновь непокорно гудел он, наводя страх на врагов. 9 января 1918 года соединения Сиверса освободили Ясиновский рудник. ПРИМЕЧАНИЕ: На стр. 182 Список старых наименований шахт и рудников, упоминаемых в очерке указывает, что Ясиновский рудник – Не действует. Находился вблизи поселка Нижняя Крынка Советского р-на. г. Макеевки Донецкой обл - http://www.n-krinka.narod.ru/index.files/pamyat.files/118.htm

евгений: Руби краснопузых!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

товарищ Кац: евгений пишет: Руби краснопузых!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Очень глубокая мысль.....

dzick: Чернецов Василий Михайлович. Коллекция фотографий историка С.В. Волкова Гусары мнут свои изломанные ряды и поворачивают назад. На моих глазах сотник Чернецов зарубил немецкого гусара. Видел, как один казак шестой сотни, догоняя немца, осумасшедшев, рубил его лошадь по крупу. От взлетывающей шашки лоскутьями отскакивала кожа... Нет, это немыслимо. Этому названья нет! После того как вернулись,видел лицо Чернецова - сосредоточенно, сдержанно-весело,- за преферансом сидит,а не в седле; после убийства человека. Далеко пойдет сотник Чернецов. Способный!.. "Тихий Дон" М.А.Шолохов



полная версия страницы