Форум » Реконструкция » Каски Адриана в РККА » Ответить

Каски Адриана в РККА

культпросветработник: История касок Адриана давно известна и не раз опубликована. Но меня вот что интересует: в разных публикациях говорится, что эти каски носили в войну обе противоборствующие стороны. По белым знаю - корниловцы и пр. Даже читал мемуары одного корниловца, гордившегося своей новенькой каской. По петлюровцам известны, чехословакам. А вот у красных пока ни одного подтверждения не нашёл. Знаменито фото бронепоезда Худякова в Одессе не в счёт, там каски трофейные, французские. Нет ли у кого-нибудь примеров использования красными русских адрианок? Если найдутся фотографии, будет совсем хорошо.

Ответов - 44, стр: 1 2 3 All

Китаец: Форум - не истина. Впрочем, "посевовский" альбом - тоже. Но, надеюсь, его более тщательно готовили.

культпросветработник: Ну, всё-таки не один раз видал. А впрочем, ладно.

Краском: культпросветработник пишет: Важен факт-с. Были адрианки у частей ЛВО? Выходит, были. Я и не говорю, что те самые. Но, значит, остались там и применялись красноармейцами. Они во ВСЕЙ РККА были. И именно СОВЕТСКИЕ. Однако в иных советских кинофильмах того периода о Гражданской я их не помню (а пересмотрел ПОЧТИ все) культпросветработник пишет: а может, звезды слишком "современные" на период съёмок сняли Наоборот - было. Помню. Те же "Всадники" вып. 1939. На волне "борьбы с царизмом" Ивану Половцу вместо императорской - краснофлотскую (с звездой на якоре) бляху одели. А "Мы из Кронштадта" за форму хаять не могу - не за что.

культпросветработник: Вот ещё какая-то каска... Я был послан в 30-й батальон. Приехал я на место стоянки батальона в Свердловск. Прихожу к командиру батальона, и здесь я резко почувствовал огромную дисциплину, подтянутость. Мне не понравилась эта обстановка. И командир батальона мне также не понравился. Сидит в кресле, на голове каска металлическая, задранный кверху нос, и тон такой неприятный. Он говорит мне басом: „Вы назначение получите у меня". Я сказал, что хочу на фронт, но ни в коем случае не намерен оставаться в запасном батальоне. А он мне заявил: „Где прикажу, там и останетесь". Тогда я возмутился и сказал: „Вы можете приказывать, но где я хочу, там и буду". Я его накалил, и он стал особенно груб. Вторая половина 1919 года, незадолго до боёв на Тоболе. Это из воспоминаний Сигизмунда Леваневского - будущего летчика, спасателя челюскинцев.



полная версия страницы